Как я был детективом

Как я был детективом

Проверено на себе

Наш корреспондент попробовал себя в роли добровольного сыщика в крупном магазине. Оказывается, на этом можно неплохо заработать.

Началось всё со случайного знакомства. Александр М* (имя изменено – ред.) живет в Берлине и уже много лет зависим от „социала“. У него подтвержденное высшее образование, но по своей специальности в Германии он не работал ни одного дня. Вначале главным препятствием было плохое знание языка, а сейчас – возраст и хронические болезни.
С недавних пор он нашел для себя выгодную подработку – выступает в роли добровольного детектива.
– Вы даже не представляете, как много вещей воруется в берлинских магазинах! – рассказывает Александр. – Воруют всё: от часов или одежды до больших телевизоров.
Долгие годы безденежья научили Александра дорожить деньгами, и потому, прежде чем купить дорогую вещь, он обходил несколько магазинов, подолгу проверял качество вещи. И невольно обращал внимание на объявления, призывающее за вознаграждение сообщать о замеченных попытках украсть что-то в магазине.
– Для многих местных жителей заявить в полицию – это в порядке вещей, но у переселенцев совсем другой менталитет. – рассказывает Александр. – Это считается зазорным, как какое-то предательство. Но почему? Ведь если люди воруют в магазине, то эти убытки перекладываются на другие товары, и по сути мы вынуждены платить за них дороже, чем обычно. Получается, что воруют у нас с вами.
Первый раз Александр сообщил о своих подозрения работнику магазина спонтанно, но после того, как на его счет поступили нежданные 150 евро, он пошел в магазин уже намеренно выслеживать воров.

Воровские уловки
– Первое время я просто ходил по знакомым мне магазинам, наблюдая за покупателями, – продолжает Александр. – Если что-то замечал, то говорил продавцам, а дальше – это работа „секьюритти“.
Дела о кражах рассматриваются в упрощенном порядке. Свидетели, протокол, постановление о наложении штрафа, и вот уже магазин перечисляет на счет того, кто способствовал поимке вора, причитающуюся ему премию.
У разных магазинов разный размер премии. Исходя из опыта Александр сделал вывод, что выгоднее быть провести больше времени в магазине, который платит 500-600 евро, чем следить за ворами в небольшом бутике. К тому же в крупных магазинах более отлаженная система работы „секьюритте“ и можно быть уверенным, что человека, замеченного при попытке кражи, остановят.
Магазинных воров условно можно поделить на несколько категорий. Одни воруют ради спортивного азарта, другие просто не могут удержаться от соблазна взять понравившуюся вещь (в основном дети и подростки, беременные женщины), третьи берут вещи, которые не могут себе позволить по своему финансовому состоянии, четвертые – воруют вещи, которые легко продать, пусть даже за полцены.
Особую группу представляют банды из других стран, устраивающие „набеги“ на тот или иной город. Они берут всё, „что плохо лежит“, не разбирая товары по качеству или цене.
Чаще всего воруют дорогие вещи – духи, игровые приставки, украшения.
– Зимой воры переключаются на дорогие спиртные напитки, – рассказывает Александр. – В куртке устраивают потайные карманы, причем их может быть несколько, и они могут располагаться даже в рукаве. Прячут дорогой коньяк, потом берут бутылку воды или кока-колы и спокойно идут к кассе.

Мы идем на дело
Утром вместе с Александром мы отправляемся в один из супермаркетов. Его наметанный глаз выделил из толпы покупателей несколько человек.
– Присмотри за тем парнем в серых джинсах, – показал он на одного человека. – Приглядись, как он рассмаривает товары: у него взгляд скользит поверху, он не столько товар смотрит, сколько проверят, где какая камера установлена… Но это может просто показаться. И даже если не показалось, еще не значит, что он сегодня что-то сворует… Приглядись за ним, если что-то он мерить будет, то постарайся сразу же после него зайти в примерочную кабину…
Дав наставления Александр ушел к парфюмерным товарам, а я постарался поближе придвинуться к парню.
Прошло минут пятнадцать, прежде чем парень скрылся в примерочной кабине с несколькими джинсами и рубашкой. Схватив первые попавшиеся брюки, я придвинулся к кабинкам, и как только парень вышел, зашел в его примерочную кабинку. Пусто!
„Ну что ж, значит, подозрения были напрасны,“ – подумал я и еще раз взглянул на парня. И тут вдруг понял, что джинсы на нём намного темнее тех, в которых он заходил в примерочную…
Я вытащил мобильник и позвонил Александру.
Он встретил нас уже возле касс на первом этаже…

Можно ли разбогатеть на премиях? Наверное, можно. В Берлине воруют очень много. Но быть детективом не так легко, как кажется. Главную опасность для изобличителя представляют даже не организованные криминальные банды, а отморозки, готовые ради бутылки водки покалечить любого человека, вставшего на их пути.
– Я не детектив или работник магазина, я не имею право никого задерживать, – говорит Александр. – Я просто говорю сотруднику магазина о своих подозрениях. Но я должен быть на сто процентов уверен в сказанном, чтобы подозреваемый потом не обратился с иском о возмещении морального вреда за ложные подозрения. Не знаю, можно ли подавать ко мне подобный иск и не хочу знать: если я не уверен – то просто молчу.
Рвение Александра сдерживает и его зависимость от социального ведомства.
Так что пока для него это просто хобби.
Я же еще только жду свою первую премию…
Р.Насибуллин
Журнал „Контакт-Шанс“.
KONTAKT_23_2015_070_694f104518